Один больничный накладывается на другой

Государственное учреждение — Тверское региональное отделение Фонда социального страхования Российской ФедерацииНовости

Как оплачивается больничный лист в нестандартных ситуациях

Ситуация: больничный лист выдан во время отпуска

Работник, заболевший во время ежегодного оплачиваемого отпуска, имеет право на выплату пособия за все дни нетрудоспособности, а также на продление или перенос на другой срок отпуска в соответствии с количеством дней болезни (ст. 183, 124 ТК РФ; ч. 8 ст. 6 Закона от 29.12.2006 № 255-ФЗ).

Если же во время ежегодного оплачиваемого отпуска работник возьмет больничный по уходу за заболевшим ребенком, то пособие ему назначено не будет. Во время отпуска пособие положено только на случай болезни или травмы самого работника (п. 1 ч. 1 ст. 9 Закона № 255-ФЗ). В этом случае пособие по уходу за заболевшим ребенком начисляется с первого календарного дня после окончания отпуска, если ребенок продолжает болеть. По такой же схеме выплачивается пособие в случае болезни работника во время отпуска без сохранения заработной платы.

При болезни в отпуске с последующим увольнением работнику выплачивается пособие до закрытия листка нетрудоспособности, в том числе за период после увольнения (ч. 1 ст. 6 Закона № 255-ФЗ).

Ситуация: больничный лист выдан в выходной день

Работнику, заболевшему в выходной день, пособие выплачивается с учетом этого дня.

Два пересекающихся больничных

Дни нетрудоспособности нужно считать за все календарные дни болезни, включая выходные и праздники. В случае болезни не работника, а его ребенка, выплата пособия начинается с первого рабочего дня родителя.

Ситуация: выдано два пересекающихся больничных листа

Бывают ситуации, когда работник получил один больничный в травмпункте в связи с переломом, а второй в поликлинике — в связи с простудой. В итоге у работника на руках два больничных листа по разным страховым случаям, с пересекающимися днями нетрудоспособности.

Поскольку за одни и те же дни сразу два пособия не начисляются, то при наложении больничных листов пособие за "общий" период должно быть выплачено по одному из них: первый больничный оплачивается полностью, а второй — со дня, следующего за днем закрытия первого больничного листка. Например, первый лист — с 8 по 18 августа 2016 года, второй — с 15 по 26 августа 2016 года. Пособие по первому листу оплачивается за первые три дня (8,9,10 августа) работодателем, а остальные дни (до 18 августа) — за счет ФСС. По второму листку период с 15 по 18 августа не оплачивается, так как он уже вошел в расчет по первому листку, пособие выплачивается с 19 по 26 августа (первые три дня — за счет работодателя, последующие дни — за счет ФСС).

Ситуация: нарушение режима больничного листа

Если работник не соблюдал режим во время болезни, то врач сделает соответствующую отметку в больничном листке. Начиная с даты нарушения режима, действует ограничение по размеру выплачиваемого пособия: сумма за день не должна быть больше МРОТ, разделенного на количество календарных дней в месяце болезни (ч. 2 ст. 8 Закона № 255-ФЗ).

Срок выплаты пособия:

Для выплаты пособия работник должен представить больничный лист в бухгалтерию своего предприятия не позднее шести месяцев со дня окончания нетрудоспособности. Если срок нарушен, то решение о выплате пособия принимает территориальный орган Фонда социального страхования. Перечень уважительных причин, на основании которых Фонд примет положительное решение о выплате пособия, приведен в Приказе Минздравсоцразвития России от 31.01.2007 № 74.

Три года назад я пережил самую страшную экзекуцию в своей жизни: две операции на колене. Многие до сих пор спрашивают, что тогда произошло. Рассказываю в последний раз со всеми подробностями.

Май 2012-го, я в отпуске, мы с другом собираемся в Барселону на фестиваль, билеты уже куплены. За пару дней до вылета я соглашаюсь поиграть в футбол с коллегами. Зал на третьем этаже «Олимпа», обычный любительский матч. Вдруг стык… а дальше ничего не помню. То ли сам приземлился на ногу неудачно, то ли меня толкнули, но я лежу на полу и не могу даже дышать — ужасная боль! Мне кажется, что мне оторвало ногу. Кричу, но все вокруг смеются и думают, что я придуриваюсь.

Какой больничный оплачивать, если сотрудник принес два?

Через пару минут, когда всем стало ясно, что всё на самом деле плохо, меня поднимают и уносят на скамейку.

После игры еду в травматологию на Якубовского — ближе к дому. Врач отправляет на рентген, а там, конечно же, ничего не видно. Говорит, чтобы в районную поликлинику зашёл завтра. Я, прыгая на одной ноге, вызываю такси и еду домой. Еле ковыляя на следующий день отправляюсь в «районку». Местный врач, с которым я встречусь ещё не раз, даже не осматривает больное колено и выписывает больничный: мол, недельку поболит, а дальше пройдёт.

Сижу дома, становится легче, но от поездки в Барселону приходится отказаться (кстати, во второй раз уже — проклятое место!). Через какое-то время друзья мне советуют сделать МРТ: мало ли что случилось. Спустя пару недель я наконец попадаю на томографию, и там становится ясно, что у меня порвана передняя крестообразная связка, повреждён латеральный мениск и ушиблены кости.

Коллега по работе советует обратиться к хорошему хирургу. Врач на первом же осмотре подтверждает диагноз. Чтобы проверить состояние связок можно провести простейшую манипуляцию, которой наверняка учат на первом курсе медуниверситета. Но об этом не знает ни травматолог, ни врач в «районке». В общем, становится ясно: нужно оперировать! По большому счёту, можно жить и с порванными связками, но придётся периодически мучиться. Мне рассказывали, как волейболисты сами себе колени вставляют, такого мне не хотелось. К осени я созрел: нужно ложиться на операцию. Сначала первую: там посмотрят, какие у меня повреждения и нужна ли пластика связки.

Ложусь в больницу в конце октября. Операция простая: артроскопия, две дырки, спинальная анестезия. Последнее самое страшное: знакомые мне рассказывали, какая мучительная боль меня ждёт от укола между позвонками. Я скукоживаюсь, анестезиолог ломает иглу, успокаивает меня и с какой-то десятой попытки делает анестезию. Я практически ничего не почувствовал: нечего бояться! Операция подтверждает МРТ: «кресты» порваны, а мениск во время операции практически полностью удаляют.

Остаётся выбор: жить дальше без передней связки или ложиться на вторую операцию. Многие не решаются и живут без связок, но я всё-таки соглашаюсь на манипуляцию. 22 ноября 2012 года я снова на каталке Городского центра травматологии и ортопедии 6-ой клинической больницы

Всё проходит вполне успешно: анестезиолог легко вводит иглу, два хирурга порхают вокруг меня. Операция идёт по плану, но мне становится не очень хорошо. Один из врачей поспешил зажгутовать ногу, не дождавшись пока меня окончательно «возьмёт» анестезия. В итоге она болит: не от операции, а от давления. Меня «отрубают»: я практически ничего не ощущаю и не помню. Очнулся только под конец операции: вижу как мою ногу ворочают во все стороны, а на большом экране мелькают непонятные картинки…

Через час меня вывозят в коридор. На ногу накладывают лёгкий гипс (я его купил отдельно, иначе пришлось бы щеголять в обычном, а это ужасно неудобно). Внутри меня новая связка, сделанная из моего же сухожилия (кусок плоти под коленом вырезали, чтобы сделать её), и клиновидные интерференционные биоабсорбируемые винты. Их тоже купил сам вместо стандартных титановых, которые через несколько лет пришлось бы вынимать — американские растворяются сами в течение нескольких лет.

Но, как оказалось, самое страшное меня ждало впереди. Через пять (!) недель пришло время снимать гипс. Хирурги у нас отличные, но вот с реабилитацией для простых смертных всё плохо. Если спортсменов (разрыв «крестов» — это типичная травма для них) полгода курируют физиотерапевты, то остальных отправляют в свободное плавание. Мой хирург ещё долго мне помогал, а другие, думаю, о своих пациентах вообще быстро забывают.

Когда я впервые приехал на перевязку в районную поликлинику «мой» хирург даже не посмотрел на рану: повязками и швами занималась только медсестра. Тогда стало ясно, что гипс лучше мне самому снимать дома. Это было правильным решением! За пять недель мышцы на ноге превратились в бесформенную массу: я не мог ни согнуть ногу, ни пошевелить ей — ничего не мог. Не представляю, как ехал бы в таком состоянии из поликлиники.

Ещё одной проблемой стало то, что часть ноги потеряла чувствительность: на это повлияло преждевременное жгутование. До сих пор полностью не восстановилась ощутимость…

Позже я уже прочитал, как в Европе и Израиле поступают с такими пациентами. Реабилитация начинается с первого дня после операции: мышцы не атрофируются, нога ни на день не теряет своей функциональности, а новые связки уже через пару недель работают в полную силу. Я же только спустя месяц с лишним снял гипс, потом долго ковылял на костылях, а на ходьбу с палочкой перешёл лишь после Нового года.

Лишь летом я записался в Минский реабилитационный ортопедический центр. Там я попал к отличному физиотерапевту, которая назначила эффективные процедуры, а также записался на занятия в зале. Спустя месяц я практически полностью смог сгибать и разгибать колено. На тот момент после операции прошло уже девять месяцев…

Сейчас с ногой практически всё нормально. Правда, колено периодически реагирует на изменения погоды (вот уж не думал, что буду как старик чувствовать приближение дождей!). Со связками всё хорошо, но вот удалённый мениск даёт о себе знать: нагрузки чувствуются постоянно. Говорят, что в далёкой Германии вместо менисков ставят коллагеновые имплантанты. Но у нас такому ещё не научились. Так что в скором будущем меня, как и сотни спортсменов, ждёт дегенеративный артроз коленного сустава. Буду с этим бороться. А вам советую быть аккуратными. Спорт — это не только весело, но и опасно. Лучше занимайтесь физкультуркой 🙂

Как оплачиваются два больничных листа от одного сотрудника

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *